Погода+27Курсы
$ 2.0508 / 2.3366 / P 3.061
Баннер1

Территория

Припять. Главная река Полесья, самый крупный правый приток Днепра. Ее протяженность 761 км. Она берет начало в Волынской области Украины и, пройдя 204 км по ее территории, в Пинском районе вступает в пределы Беларуси и от Пинска становится судоходной. Место слияния Пины и Припяти — напротив бывшего предместья Леще (ныне городского парка). От него Припять забирает вправо, отдаляясь от Пинска, а Пина, отдавая ей большую часть своей воды, пускается мимо Альбрехтова, Вишевичей и Пинковичей к Ясельде.

Деревень по берегам Припяти немного. Первая пристань на правом берегу — Теребень. Деревень с таким названием в Пинском районе две. У Теребня на Припяти археологи нашли стоянки позднего неолита, бронзового и железного веков. Теребень известен с 1495 г. и был собственностью Полозов, Огинских, Бжестовских, Орд.

Сегодня рядом с деревней дачный поселок и отличное место отдыха с золотым пляжем и целебной прохладой соснового леса. Сообщение с Пинском — по реке и по сухопутному пути, идущему через заречную деревню Лемешевичи.

Если случится побывать в этих местах, знайте, что уникальные плетеные из соломы царские врата конца XVIII-начала XIX веков, которые находятся в Национальном художественном музее Республики Беларусь, доставлены туда из Лемешевичей.

В центре деревни — построенная в 1885 году в псевдорусском стиле деревянная церковь Рождества Богородицы и скульптура Христа Спасителя, поставленная в 1943 году местными жителями.

Кривичи находятся на левом берегу Припяти. Возможно, что деревня основана еще во время расселения племени кривичей. Здесь, на берегу Припяти спят челны и лодки-плоскодонки. За Кривичами начинается настоящее болото, каких днем с огнем не сыщешь в хорошо обжитой Европе.

Курадово в прошлом было собственностью пинских францисканцев, потом принадлежало Ордам.

Часть сельчан были пинской шляхтой: Горегляды, Лемешевские, Сачковские, Полховские... В окрестностях Курадова можно приступать к изучению богатой полесской флоры и фауны. В этих местах Припять все чаще напоминает о том, что в переводе с санскрита она — это «многонаследившая» река. Ее русло все больше извивается, и по бокам, образуя меандры, начинают петлять старицы и ответвляться затоны.

Качановичи. Когда теплоход или катер причалит у Качановичей, поспешите на берег осмотреть любопытный объект — гидроузел «Качановичи». Здесь есть шлюзовая камера, которая позволяет судам опускаться и подниматься с одного уровня воды на другой (всего на Днепровско-Бугском водном пути 10 шлюзов).

За плотиной, взбивающей воду в густую пену, — деревня Качановичи, которую в свое время рисовал Язэп Дроздович. В этом родовом гнезде шляхетского рода Качановских живут рыбаки и пчеловоды — продолжатели традиций полесских бортников. Сделав в Качановичах остановку на отдых, можно поплавать, позагорать, отведать ухи и продегустировать мед прямо на пасеке.

Площево лежит напротив Качановичей на левом берегу Припяти. Пройтись по этой архаичной деревне среди покрытых камышом хат и старых деревьев с «буслянками» — значит набраться полесских впечатлений.

У Площева в Припять впадает Ясельда. Отсюда рукой подать до еще более экзотичных Кудричей. Для тех, кто предпочтет продолжить путь на автобусе, на этом пункте водная часть маршрута заканчивается. А тот, кто не боится пересесть в лодки, продолжит путешествие по воде.

Так что пешком, на подводах, лодках или автобусе (транспорт на любой вкус!) следуем в деревню Кудричи, которую иначе как музеем под открытым небом не назовешь.

Кудричи. Здесь нет никакой бутафории, никаких «новоделов». Крытые камышом хаты с сенями и «каморами», хлевы, на которых развешаны орудия труда и прочий инвентарь, сделанный собственными руками, «степки» — для хранения продуктов, оплетенные ивовыми прутьями колодцы, дрова, сложенные в «стешки», борти-колоды из цельных сосновых стволов, — все это подлинное. Аисты гуляют по Кудричам пешком, и куда ни кинешь взгляд — всюду их гнезда.

Кудричи находятся на территории природного резервата «Средняя Припять». Стоит покинуть деревню, и вы окажетесь в настоящем птичьем царстве. Особенно сильное впечатление эти места производят весной, когда, кроме черных и белых аистов, серых цапель и других гнездящихся на Полесье птиц, привлеченные обилием корма здесь останавливаются многие перелетные птицы, следующие на север.

Из Кудричей к Селищу есть два пути — сухопутный и водный. На лодках от Кудричей можно пройти Ясельдой и каналами до самой клюквенной плантации РСУП «Беларускія журавіны».

Почапово. Сухопутный путь лежит через Почапово. В незапамятные времена здесь был женский монастырь, ликвидированный в середине XVI века. Терлецкие и Кривецкие, Бжестовские, Полкозичи, Свежинские, Олевинские — все это известные на Полесье фамилии землевладельцев, связанные с историей почаповской усадьбы. От нее сохранился построенный в 1908 году при Свежинских двухэтажный амбар («свиран») с мощными перекрытиями и стенами из красного кирпича, который сейчас оказался рядом с корпусами санатория «Ясельда».

Городище. Некоторые ученые считают, что предшественник Пинска, «протогород» находился в VIII-X вв. именно здесь — на мысу, вдающемся в Полесское озеро, связанное с рекой Ясельдой и Святым озером. Когда его обитатели нашли более удобное и защищенное место на левобережье Пины, они покинули древнее городище, оставив здесь на радость ученым целую группу памятников археологии. Название Городище закрепилось за деревней, бывшей собственностью известного на Полесье рода Полозов.

В XVII веке здесь основали свою резиденцию 30 итальянских монахов из далекого Монте-Кассино. Благодаря финансовой помощи Полоцкого воеводы Кароля Копотя она превратилась в монастырь бенедиктинцев. Почти три века плыл над городищенским озером изящный барочный силуэт костела Святой Анны (1668). Когда же за содействие восстанию 1863 года монастырь был закрыт, от полного уничтожения его спасли писательницы Мария Родзевич, Констанция Скирмунт и прихожане. В 1944 году, отступая, германские войска взорвали костел, с колокольни которого Пинск был виден как на ладони. Уцелевшая часть монастырских построек XVIII в. отошла к городищенской больнице.

От Городища до Селища путь идет мимо археологических памятников 3-2 тысячелетия до н.э., у деревень Сушицк и Островичи.

Селище. Главная его достопримечательность — уникальное предприятие РСУП «Беларускія журавіны».

В 1986 году здесь была заложена плантация, где по технологии американской фирмы «Саммид лимитед» выращивают крупноплодную клюкву, а также разводят высокосортовую голубику. Увидеть собственными глазами, как в двух шагах от мощной современной техники по клюквенному «полю» чинно вышагивают черные аисты, отведать медку с собственной пасеки предприятия, порыбачить, продегустировать клюкву и голубику, а также приобрести здешние сувениры — лукошки с ягодами и грибами — столько удовольствия доставит любознательным путешественникам визит в этот полесский уголок!

Вылазы. Сигизмунд Старый подарил Вылазы своей жене королеве Боне. По преданию, ее войско, остановившись у Вылазов на отдых, выкопало в лесу колодец, который и по сей день в народе называют «колодец Боны». Многие века вода в нем считалась целительной, но после мелиорации окрестных болот вода из него ушла, а легенда — осталась. Вокруг Вылазов выстроились курганы — «шведские копцы». В деревне находится церковь Рождества Богородицы, построенная в 1787 году как униатская. Венчает этот памятник народного зодчества купол в виде опрокинутого тюльпана, совсем как у каменных храмов эпохи барокко.

Парохонск. Не заглянуть сюда непростительно. Здесь в усадьбе Друцких-Любецких, в 1916 году была расквартирована 13-я инженерно-строительная дружина Союза земств и городов, в которой служил Александр Блок. По воспоминаниям поэта, аромат и прелесть парохонского сада, куда выходили окна отведенной ему комнаты, надолго запечатлелись в его памяти. В Парохонске произошла фронтовая встреча первого поэта предреволюционной России с будущим автором трилогии «Хождения по мукам» Алексеем Толстым.

С блоковских времен в Парохонске сохранилась деревянная церковь Рождества Богородицы (1888). Особую живописность и торжественность храму придают восьмериковая колокольня со шпилем и накладной декор, позаимствованный из каменной ордерной архитектуры.

В междуречье Ясельды и Бобрика, который огибает Парохонск, раньше тянулись сплошные болота. Но и там в незапамятные времена, выбрав сухие островки среди трясины, поселились полешуки, основав деревни Молодельчицы и Березцы. По-этому из Парохонска в Пинск можно вернуться не только по шоссе, но и другим путем, позволяющим заглянуть в эту полесскую глубинку на Средней Припяти. В Березцах любителей водного туризма может встретить теплоход или катер и через шлюз на гидроузле «Качановичи» доставить в Пинск, подарив возможность полюбоваться приречными пейзажами на закате солнца.

Плещицы лежат за мостом через Припять. Это современное благоустроенное село, в котором от седой старины сохранилась каменная капличка с элементами барокко (рубежа XVIII-XIX веков). На перекрестке недалеко от нового православного храма — оригинальный резной крест с распятием. Подобный крест, только в окружении деревянных скульптур, находится в соседней деревне Горново.

Справа от Плещиц остаются Кнубово и Велятичи. В Велятичах находится построенная в 1826 году деревянная церковь Рождества Богородицы и оригинальная резная мемориальная доска в честь уроженца деревни революционера-демократа, поэта и публициста Франца Савича (1815-1845).

Колбы, по легенде, основаны татарами, которые во время набега на Пинщину заблудились среди болот и так и остались здесь жить. Письменные источники эпохи короля Казимира Ягеллончика связывают поселение со шляхетским родам Колб-Селецких. Большинство жителей в Колбах носит фамилию Колб. Эта анаграмма фамилии Блок не могла не удивить попавшего седа во время I мировой войны поэта. Он вместе с товарищами квартировал в трехкомнатной избе крестьянина Лемешевского.

В Колбах поэта впечатлила часовня, напомнившая ему церковь в селе Тараканове под Москвой, где он венчался с Любовью Менделеевой. Зарисованная А. Блоком, она дошла до наших дней, как и могучий дуб, у которого была коновязь 13-й дружины, где служил поэт.

Соседний фольварк Лопатино, где преобразователь Полесья Матеуш Бутримович принимал когда-то короля, стал частью блоковских воспоминаний о Полесье вместе со здешними гатями, вышками, полянами, белым пароходом, который «...хрустальным утром ползет среди рощи...»

В 1980 году к 100-летию со дня рождения поэта, в Лопатино был открыт первый в бывшем Советском Союзе литературный музей Александра Блока. В его залах и запасниках около 3000 экспонатов, связанных с жизнью и творчеством первого поэта серебряного века российской поэзии.

Пинковичи. Одно из самых известных литературных мест Полесья. С 1904 по 1906 год здесь учительствовал Якуб Колас. Вместе с ним в Пинковичи приехали его младшие рано осиротевшие братья — Иосиф (Юзик из поэмы «Новая зямля») и Михаил, который по примеру старшего брата стал потом и учителем, и писателем (печатался под псевдонимом «Антось Галина» и половину жизни провел эмиграции).

Сегодня в бывшей «коласовской школке», претерпевшей реконструкцию, находится литературно-краеведческий музей Я. Коласа. Его экспозиция рассказывает о Пинковичах, Коласе, его учениках и произведениях, написанных на Полесье и навеянных полесскими впечатлениями.

Попав в Пинковичи, стоит побывать у Свято-Покровской церкви, построенной в 1830 году в традициях народного зодчества с элементами барокко. Местные мастера, срубившие этот храм, показали свое мастерство и талант, придумав и воплотив конструкцию, где к 8-гранному молитвенному залу примыкают четверик звонницы и 5-гранная апсида, и все эти объемы перекрыты деревянными сомкнутыми, пирамидальными сводами. Здесь находятся иконы «Покров» (XVIII в.) и «Воздвижение Святого Креста» (1806 г.).

Купятичи. По преданию, в XII веке здесь был обретен чудотворный крест-энколпион с изображением Богородицы. Многочисленные исцеления от недугов и иные чудеса сделали построенную для него первую купятичскую церковь и саму деревню одним из самых знаменитых мест на Полесье. В XVII веке Аполлонией Копец и ее сыном Василием при Свято-Николаевской церкви был основан мужской православный Введенский Преображенский (Богородицкий) монастырь, где служили святые преподобномученики игумен брестский Афанасий (Филиппович) (1597-1648) и игумен пинский Макарий (1605-1678).

Чудотворная икона впоследствии была перенесена в киевский Софийский собор, и след ее затерялся, монастырь стал униатским, а в 1817 году и вовсе был закрыт. Но в память о чудотворной купятичской иконе нынешняя, построенная в 1864 году на месте старого храма. Свято-Николаевская церковь почитаема как одна из полесских святынь. В ее 8-гранном молитвенном зале можно увидеть следы от пуль, что прошили иконы и выщербили пол у алтаря. Войны XX столетия оставили здесь свои отметины...

Бояры, Здесь находится усадьба талантливого скульптора и художника Сергея Жилевича. Не только мастерская, но и вся окружающая среда служат ему для воплощения творческих замыслов. Все это: полотна и скульптуры, деревья и цветы и горбатый мостик над рукотворным водоемом, вырезанная из цельного ствола скульптура «Богоматерь с младенцем Иисусом» у входа в усадьбу — надолго останется в памяти светлым воспоминанием о полесском крае и его талантливых людях.

Оснежицы. У этой деревни, известной еще со времен королевы Боны (1524), долгая история. Менялись хозяева — Завиши, Мартиновичи, Каренги, пинские иезуиты, Скирмунты, — а Оснежицы как были, так и оставались небольшой деревенькой из двух поселений, где до начала XX века было не более 50 дворов.

В 1970-е годы, когда колхоз – миллионер «Оснежицкий», возглавляемый дважды Героем Социалистического Труда В.М. Ралько, гремел на весь Советский Союз, Оснежицы по специальному проекту были уподоблены поселку городского типа с широким бульваром, общественным центром, трехэтажными жилыми домами и зоной отдыха. Этой эпохе отдана дань памяти в Оснежицком музее истории колхозного движения.

А в Оснежицком Доме ремесел, в котором глаз не отвести от резных «вытинанок», тканых рушников и постилок, вышитых скатертей и картин-«макаток», соломенных кокошников и шляп, можно и самому сесть за ткацкий станок, который, как дороги Брест-Гомель на месте некогда большой усадьбы Пясечно, что принадлежала Друцким-Любецким, Пусловским и Бройль-Пляттерам и сгинула, оказавшись на линии фронта двух мировых войн...

Заполье (1488) вошло в историю Пинщины как место торжественного приема короля Станислава Августа Понятовского в 1784 году во время его визита на Полесье, связанного с открытием судоходства по Мухавецкому (Днепровско-Бугскому) и Телеханскому (Огинскому) каналам и планами прокладки на Пинщине новых каналов и дорог. Здесь, на запольском поле, перед дворцом, при скоплении большого числа горожан, селян, пинской шляхты в честь короля прошел парад конной Пятигорской бригады, которым командовал генерал Петр Твардовский — хозяин Велесницы, что на Ясельде.

Владельцами Заполья были влиятельные и широко известные на Полесье фамилии: Вишневецкие, Друцкие-Любецкие, Пусловские, Бройль-Пляттеры.

От замка Вишневецких не осталось и следа, а со времен последних владельцев сохранились усадебный деревянный дом, сочетающий черты неоклассицизма и необарокко, накрытый ломаной четырехскатной крышей с люкарнами. Главный вход в него выделен четырехколонным портиком тосканского ордера.

Ставок. В 1853-1855 годах в Ставке на месте древнего православного храма XVI века на средства графа Франца Пусловского была построена деревянная Свято-Вознесенская церковь – памятник народного деревянного зодчества. Различные завершения трех срубов создают живописный силуэт этого небесно-голубого храма, стоящего на высоком пригорке у дороги Пинск- Логишин. Просторное деревянное здание, что, опираясь на четырехколонный портик, стоит у речки Меречанки, — это районный Центр детского туризма, где есть гостиница для юных первооткрывателей Полесья.

Логишин. Это единственный городской поселок в Пинском районе.

О возникновении Логишина сложена легенда...

Много веков назад в трескучие зимние морозы здесь через непроходимые болота пробивался к Пинску купеческий караван. Купец Логиш, хозяин этого каравана, не внял вещему сну, предупреждавшему его об опасности, и потерял сына, который вместе с передними санями угодил в незамерзающее даже в лютый холод «чертово окно». Остановив караван, Логиш вместе со своими спутниками остался зимовать за Ясельдой и на высоком сухом месте основал Логишин.

А волки, чей страшный вой перепугал коней, везущих караван Логиша, и повлек за собой несчастье, по сей день обитают в соседних лесах. Видимо, поэтому, когда в 1643 году Логишин получил от короля Владислава IV магдебургское право, то на его гербе тоже оказался волк, но не обычный, а фантастический — на лосиных ногах и с лисьим хвостом. А в некоторых старинных источниках говорится, что первоначально ноги у этого волка были журавлиные.

Долгое время Логишином владели князья Радзивиллы, потом их сменили Огинские, за ними — Друцкие-Любецкие. Пинский староста Альбрехт Станислав Радзивилл в 1634 году построил здесь первый костел. Потом здесь появились иезуитская миссия и госпиталь при ней. После восстания 1863 года логишинский костел попал в опалу, в 1893 году был перенесен на кладбище и через четыре года сгорел. На его месте в 1890-е годы была построена Спасо-Преображенская церковь в ретроспективно-русском стиле, увенчанная традиционным для него пятикупольем. Ее дверные и оконные проемы опоясаны трехлопастными арочными нишами, а доминанта храма звонница, шатер которой накрыт миниатюрной маковкой будто бы перебралась на Полесье из Подмосковья.

Во время насильственного обращения греко-католиков в православие, происходившего после III раздела Речи Посполитой, большинство логишинцев продолжало держаться католицизма и упрямо отстаивать свои религиозные традиции. Как только вышел царский указ о свободе вероисповедания, рядом с нарядной белокаменной церковью вознесся в небо красный костел Святых Петра и Павла (19071909). Использованные для создания его архитектурного облика приемы и детали: контрфорсы, стрельчатые окна, расцвеченные витражами, ступенчатый аттик и стройная шатровая звонница — звучат торжественным гимном одной из самых знаменитых чудотворных полесских икон — Логишинской Богоматери, покровительнице Полесья, почитаемой и католиками и православными, которая находится в главном алтаре храма.

Кроме христиан, в Логишине много веков в мире и согласии с коренными полешуками жили евреи. Здесь были синагога и еврейская молитвенная школа. Но логишинские евреи, как и везде на Полесье, сгинули в испепеляющем огне Холокоста.

Оказавшись в Логишине, не премините заглянуть в Дом милосердия, первый на Полесье. Строили его всем миром по призыву и под руководством настоятеля логишинского костела отца Мирослава.

Мерчицы вытянулись вдоль Ясельды по ее правому берегу. Еще в эпоху Киевской Руси здесь было селище, а в каменном веке — стоянка первобытных людей. У Мерчиц от Ясельды, одной из красивейших полесских рек (недаром в переводе с санскрита «Ясельда» — это «река богов»), начинается знаменитый Огинский канал — дело всей жизни гетмана Михаила Казимира Огинского, который в 1786 году передал его на веки вечные Отчизне. Огинский канал протяженностью 54 км, соединив Ясельду со Щарой, связал тем самым Припять с Неманом, а Черное море с Балтийским. В межвоенное время по Ясельде и Огинскому каналу ходил колесный пароход «Секунда». Есть проект реконструкции канала, и в случае его осуществления Огинский канал снова станет оживленной водной трассой.

Мерчицы и соседняя Твердовка (Твардовка), что находится на берегу канала, связаны с полесской ветвью рода Твардовских.

Велесница — это бывшая главная резиденция Твардовских. Ранее она принадлежала Щепам и Гричинам. В 1780 году ее приобрел и отстроил здесь блестящую резиденцию генерал Петр Твардовский. Его сын Юзеф (1786-1840), доктор философии, был ректором Виленского университета, в то самое время, когда в нем учились Адам Мицкевич и другие члены тайного общества «филоматов». Сын Юзефа, Казимир, был повстанцем 1863-1864 гг. и умер в сибирской ссылке. Пятое поколение владельцев Велесницы — это Казимир Твардовский, профессор, доктор философии.

Во время I мировой войны Велесница оказалась на линии фронта, и это решило судьбу некогда блестящей резиденции, от которой ныне сохранились лишь считанные деревья старого парка.

Рудка – родина белорусской поэтессы Евгении Янищиц (1948-1988 гг.). По тонкой кладочке над Ясельдой вошла она в белорусскую и мировую литературу. Яркая звезда ее поэтического таланта стремительно пронеслась по литературному небосклону, озарив его светом неподдельного чувства и совершенного слога, и рано угасла, оставив современникам боль утраты и загадку трагической смерти «полесской ласточки». В центре Рудки стоит ее родительский дом, где появилась на свет любимая земляками «ясельдяночка» — Женя Янищиц. У дороги, что ведет через Рудку в Поречье, той самой, по которой будущая поэтесса бегала в школу, из земли бьет родник с кристально чистой водой. Отведать ее в жаркий летний день — одно удовольствие...

Поречье. При Скирмунтах, купивших в 1792 году Поречье и Молодово у Михаила Клеофаса Огинского, эта большая старинная деревня над Ясельдой из глухого полесского уголка превратилась в промышленный центр Полесья. Здесь действовали сахарный и винокуренный заводы, а также знаменитая суконная фабрика. Последним хозяином Поречья был Роман Скирмунт (1868-1939), политический и общественный деятель — депутат Государственной Думы Российской империи, член правительства БНР, сенатор Польши.

Его жизнь, как и жизнь его близких в Поречье и Молодово, трагически оборвалась в 1939 году. Могилы Романа, Болеслава и Хелены Скирмунт находятся на окраине поречского парка, заложенного Романом Скирмунтом в начале XX века на берегу Ясельды.

Поречским дубам, которые составляют основу паркового древостоя, сейчас 100-160 лет. Меж ними — в разных объемах и сочетаниях — произрастают экзоты и уникальные виды: лиственница европейская, дуб красный, лжетсуга, тюльпанное дерево, болотный кипарис, ель Энгельмана, сосна Банкса и др.

Рядом с могилой Романа Скирмунта — памятник польским солдатам, погибшим в 1919 году. От усадьбы осталось фабричное строение, в котором теперь крахмальный завод и мельница. Со времен I мировой войны сохранилось воинское кладбище. В 2000 году пожар уничтожил деревянный храм Рождества Богородицы (1912), в котором крестили Евгению Янищиц, но стараниями прихожан и священнослужителей он отстроен заново.

В Поречье два музея. Один — литературный — создан в Поречской школе, где училась поэтесса Евгения Янищиц. Экспонаты его уникальны — от школьных тетрадок со стихами Жени до фотографий, сделанных на заседании ООН, в котором Е.И.Янищиц принимала участие в составе белорусской делегации.

«Усадьба полешука конца XIX — начала XX вв.»— это музей под открытым небом. Особенно интересен интерьер, реконструированный с использованием подлинных предметов народного быта.

Из Поречья в Пинск можно вернуться разными путями. Если время позволяет, то лучше всего — через Ивановский район, заглянув в Молодово и Достоево, проехать через Охово, где находится построенная в 1758 году как костел и перестроенная в 1864 году в православный храм церковь Рождества Богородицы — памятник архитектуры с элементами барокко. Вторая достопримечательность Охово – святой родник. Испейте его целительной влаги, и пусть хвори отступят от вас навсегда!

Посеничи. 28 июля 1941 года у Рябого моста на дороге Пинск-Логишин принял свое боевое крещение партизанский отряд В.З.Коржа, созданный на четвертый день Великой Отечественной войны в здании Пинского горкома КПБ (ныне здание музыкальной школы по ул.Коржа).

Второй бой произошел 4 июля 1941 года в районе д. Шлево, после чего партизанский отряд, пройдя через Пинск, перебазировался в Заречье. Памятный знак в честь первого боя поставлен в 1986 году у дороги Пинск–Логишин. По замыслу авторов — архитекторов А.А.Восколея и А.Р.Габелкова — сквозь бетонное кольцо «взрыва» с дороги открывается вид на мирные хаты полесской деревни Посеничи.

Второй памятник находится у старого посеничского кладбища справа от шоссе Пинск–Логишин, где 5 и 6 августа 1941 года гитлеровцы провели первые массовые акции против еврейского населения Пинска. Здесь, а также у деревни Козляковичи (7.08.1941) было расстреляно около 8000 человек. Здесь же расстреляно мужское население еврейской колонии Иванники, периодически проводились массовые казни узников пинской тюрьмы. Чрезвычайной государственной комиссией здесь выявлено 14 общих захоронений с числом погибших около 20 тысяч человек.

Урочище Добрая Воля (территория пинского аэропорта). Здесь осенью 1942 года (29.10-2.11.1942) были уничтожены узники пинского гетто (от 18 000 до 23 800 человек, по данным ЧГК). В 1944 году здесь обнаружено 9 могил размером 9x45 м.

Перед отступлением из Пинска фашисты вскрыли могилы и стати сжигать останки узников на кострах, а пепел перепахали с землей.

В 1992 году здесь открыт мемориальный комплекс. В главном памятнике из светлого гранита зашифрованы лики и фигуры скорбящих женщин и ритуальный семисвечник «минора». На прилегающей к нему круглой площадке находятся невысокие стелы с надписями на трех языках: белорусском, иврите и идиш. Автор памятника — скульптор С. Борзенников.

Любель-Поль. На одном из самых известных в Беларуси мемориалов, имя которому Хатынь, в списке сожженных деревень значится Любель-Поль, что под Пинском. В июле 1943 года гитлеровцы и их приспешники уничтожили здесь все население — 140 человек — и сожгли деревню. В живых осталось лишь несколько человек. В 1963 году в возрожденной деревне был установлен памятник, символический язык которого перекликается с образами хатынского мемориала.

Погост-Загородский. Известен со времен королевы Боны (1528). В XVII веке становится местечком. Погост много раз переходил от одних крупных полесских магнатов к другим. Стеткевичи в начале XVII в. отдавали его вместе с окрестными селами в аренду пинским евреям Двойре Лазаревне Лейзаровой-Симечовой и ее сыновьям Якубу и Марку. В XVIII веке как приданое Кристины Стеткевич Погост переходит к Друцким-Любецким, которые сделали его своей главной резиденцией. Во второй половине XIX века ее перенесли в Лунинец, а Погост- Загородский продолжал быть центром волости, в которую входило 10 сельских староств, 11 селений, 421 двор. На рубеже XIX и XX веков в Погосте было две церкви, еврейский молитвенный дом, три лавки. Значительная часть населения занималась ремеслом. Здесь жили известные на всю округу плотники, столяры, сапожники. кузнецы, жестянщики, слесари, но больше всего было гончаров и ткачей.

В 1873 году было открыто народное училище, где обучалось свыше 70 детей.

Во время I мировой войны Погостская волость стала театром военных действий. В межвоенный период в Погосте недалеко от церкви Кирилла и Мефодия построены синагога и еврейская школа «Талмуд Тора». В канун II мировой войны в местечке насчитывалось около 1500 жителей, из них 1200 — евреи.

С первых минут фашистской оккупации еврейское население Погоста оказалось вне закона. Места массовых расстрелов евреев находятся в окрестностях Погоста. Лишь одна могила, где захоронено 27 детей, прятавшихся в яме при ликвидации гетто в сентябре 1942 года, обнаруженных и расстрелянных фашистами, находится в деревне прямо на усадьбе жителя Погоста К.Г. Гарапутчика вблизи католической каплицы. Памятный знак на ней установлен уроженцем Погоста, чудом спасшимся из ганцевичского концлагеря Ицхаком Южуком — ныне гражданином Израиля. А хозяева усадьбы повязывают на него тканый рушник, точно так же, как повязывают рушники на крестах на христианских кладбищах родственники умерших...

Есть в Погосте еще два памятника, посвященных II мировой войне: обелиск в память о земляках, погибших в годы Великой Отечественной войны (1968) и скульптурный памятник по проекту 3. Азгура на могиле 18 воинов и партизан, погибших на погостской земле.

Камень. В 300 метрах от деревни в урочище «Малая долина» в августе 1941 года расстреляно 130 (по иным данным — 150) погостских евреев и 6 местных активистов. Это была лишь малая часть широкомасштабной операции оккупантов против еврейского населения Полесья под названием «Припятские болота». Памятник установлен И.Южуком в 1995 году.

Вяз. У перекрестка дорог соединяющих Бокиничи, Погост и Камень, в сентябре 1942 года были уничтожены узники погост-загородского гетто (свыше 900 человек) Одна из узниц — Ривка Еселевская, которой чудом удалось выбраться из заваленной трупами ямы-могилы — впоследствии свидетельствовала на процессе над нацистским преступником Эйхманом.

Мемориальный знак установлен И.Южуком в 1990 году, а в 1999 году здесь же перезахоронены останки с бывшего довоенного еврейского кладбища в Погосте.

Борки. В 3 километрах от деревни Борки в урочище «Волчий лес» после побега из ганцевичского лагеря прятались браться Южуки и другие погостские евреи. Здесь в 1943 году фашисты обнаружили и расстреляли 6 человек. Памятный знак на месте их гибели установлен И. Южуком в 1995 году.

Новый Двор. С XVII до начала XIX века в Новом Дворе на берегу Погостского озера находился Успенский мужской монастырь, известный чудотворным образом Богородицы. После закрытия монастыря в 1817 году церковь стала приходской, а чудотворную икону передали в Суражский монастырь на Черниговщине. Современная Свято-Успенская церковь возведена в 1992 году на месте, где прежде стоял монастырь. Ее формы имитируют народное зодчество Полесья.

Чухово. Находится чуть в стороне от основной трассы маршрута. В XVII веке деревня принадлежала Стеткевичам, потом Нелюбовичам, владельцам соседнего имения Плянта Мурованная. С конца XIX века в Чухове сохранилась деревянная каплица квадратная с четырехскатной крышей и главкой. Это памятник народного деревянного зодчества. Церковь построена недавно. Есть захоронения периода советско-польской войны (1919—1920) и памятник землякам, погибшим в годы Великой Отечественной.

Стошаны. То ли в XII (1160 г.), то ли в XIII (1220 г.) веках в урочище Побоище

Стошан произошла большая битва между Литвой и Волынью. Так затерянные среди болот и лесов Стошаны попали в поле зрения древних летописцев. В XVвеке Стошанами владели Завиши, потом пинские иезуиты и, наконец Корсаки.

От усадьбы Корсаков заложенной в XIX веке, сохранился старинный парк с каналами и прудами, а также две оригинальные хозяйственные постройки. В годы I мировой войны в стоптанном дворце был штаб российской армии и госпиталь.

Об этой странице истории Стошан напоминает военное захоронение времен I мировой войны на сельском кладбище.

Стошаны — край поэтический и песенный. Попав на театрализованное действо стошанского фольклорно-этнографического коллектива «Чабатухи», в репертуаре которого полесские песни, традиционные праздники и обряды, вы получите тому подтверждение.

Мокрая Дубрава — давняя собственность королей Речи Посполитой, потом Стошевичей и Орд. Во время I мировой и советско-польской войн здесь проходили жестокие бои. Сохранилось военное кладбище периода I мировой войны.

Лыще. Здесь вам расскажут множество преданий, которые пытаются пролить свет на название деревни. При этом версии старожилов сильно расходятся. Одни напирают на густые заросли – «галище» которое впоследствии сократилось до «Лыше». Другие—на историю с паном, хотевшим подпоить местных мужиков, чтобы по дешевке скупить у них продукты да звериные шкуры..

Деревня принадлежала Хадкевичам, Лавришевскому монастырю, Любанским, Скирмунтам. В 1889 году здесь построили церковь Святого Александра Невского, с которой связана история чудотворного образа Богородицы, отразившегося на иконе с ликом Спасителя. Ныне эта святыня с которой связаны многие чудеса, занимает достойное место в отстроенном в 1995 году в Лыще храме.

Доброславка. По легенде, название пошло от доброго кузнеца Славки, который будто бы ловко починил карету самой императрицы Екатерины II, каким-то дивным образом угодившей на старый полесский шлях, связывавший радзивилловские владения в Логишине и Несвиже. Легенда легендой, а деревня Доброславка и по сей день пользуется доброй славой. Здесь живут умелые бондари, ткачихи, вышивальщицы, а фольклорно-этнографический коллектив «Доброславочка» прославил свою деревню не только на все Полесье, но и сумел покорить взыскательное жюри многих международных фольклорных фестивалей.

Троицкая церковь которая находится в центре деревни, построена в середине XVIII века князем Друцким-Любецким как униатская. Этот памятник народного творчества в окрестностях Пинска — единственный в своем роде: вертикально обшитый досками главный фасад завершен усеченным фронтоном, а над центром молитвенного зала возвышается двухъярусный глухой четвериковый сруб с шатровой крышей.

Погост-Загородский.

Берега озера Погост люди облюбовали с незапамятных времен. Подтверждением тому — обнаруженные здесь археологами стоянки VІІ-ІІІ тысячелетий до н.э. Приставка «Загородский» отличала этот Погост от другого Погоста-Заречного (ныне Заречное — районный центр Ровенской области Украины).

С XVIII до середины XIX века Погост — главная резиденция на Пинщине князей Друцких- Любецких, знаменитого полесского рода, который начиная со времен Петра I пользовался особой поддержкой российских императоров.

А еще это родина Лукаша Голомбевского (1773-1849) историка, архивиста, этнографа, участника восстания 1794 г. под руководством Т. Костюшко. Это он описал уникальный обряд «куста» который бытовал только на территории Пинщины, а также другие обряды, быт, одежду, народные праздники и фольклор разных этнических групп.

В недалеком прошлом Погост был знаменит своим гончарным промыслом. Но сегодня погостская черно-глянцевая керамика — это уже редкость, достойная музейной экспозиции.

До II мировой войны большую часть населения в Погосте составляли евреи. В центре деревни смотрят друг на друга православный храм Святых Кирилла и Мефодая построенный в стиле барокко как костел Святого Юзефа и осиротевшая синагога.

Летом, побродив по улочкам Погоста, лучше всего отправиться на берег Погостского озера.

Погостское озеро и водохранилище «Погост»

Погостское озеро находится на юго-западе от деревни Погост-Загородский в бассейне реки Бобрик. Длина его 42 км, а наибольшая ширина 1,1 км, максимальная глубина — 1,6 м. Оно окружено Цугами, а на юге — лесом. Современное Погостское озеро — лишь малая часть того водоема, волны которого плескались здесь еще в 70-е года прошлого века. Здесь в 1978 году создано водохранилище «Погост», площадью 16,2 кв. км — излюбленное место любителей летней и зимней рыбалки. На берегу водохранилища расположен санаторий «Свитанок». Рядом с ним тянется золотая полоска пляжа. Здесь можно взять напрокат лодки и катамараны. Кстати придется и пикник на берегу озера, после чего, возвращаясь в Пинск, стоит заглянуть еще в соседние Камень и Бокиничи.

Камень. История Погоста и Каменя тесно переплелись. Их объединяют многочисленные находки археологов и владельцы Друцкие-Любецкие, и могилы жертв Холокоста.

От старины сохранились Свято-Георгиевская каплица и увенчанная низким шатром деревянная Свято- Михайловская церковь (середина XIX в.).

На здании Дома культуры — мемориальная доска в память о пребывании в Колбах Александра Блока. Камень — это кладезь народных талантов.

Здесь вам покажут работу бондарей и резчиков по дереву, а фольклорноэтнографический коллектив «Богатуха» — дипломант белорусских и международных фестивалей — представит реконструкцию местных обрядов и исполнит полесские народные песни.

Бокиничи с середины XVIII в. до 1939 года были собственностью Скирмунтов. Их усадьба не сохранилась. Единственным напоминанием о ней является построенная в 1996 году дочерью последнего хозяина имения Терезой Скирмунт каплица Божьей Матери, на боковом фасаде которой слова благодарности за спасение в годы военного лихолетья. В окрестностях Бокиничей — археологический памятник — стоянка V-ІІІ тысячелетия до н.э.

Стытычево. В XVI веке здесь был один из фольварков, организованныйкоролевой Боной для управления Пинским староством и поставки продовольствия в пинский замок. По сей день сохранился канал, прорытый по указанию королевы Боны в XVI веке для удобства сообщения между Пинском и Стытычевом. Гетман Михаил Казимир Огинский был одним из владельцев Стытычева. Сделав остановку в Стытычево, можно познакомиться с народными промыслами Полесья. Здесь живут талантливая ткачиха И.И. Боричевская и мастер-столяр В.П. Райчук.

Местковичи. Известное с XV века владение старинных полесских родов Сыропятов и Ширмичей со временем заселила пинская шляхта: Диковицкие, Сачковские, Островские. Украшение Местковичей – Свято-Троицкая церковь, возведенная на пожертвования Василия Качановского, Адама Защинского и Патея Дамановского в 1875 году на месте церкви 1827 года.

Световой барабан над средокрестьем храма и звонницы накрыты шлемоподобными куполами. Стройная звонница упирается в небо своим острым шпилем. Фасады насыщены деревянным резным декором. В облике храма тесно переплелись формы и приемы классицизма и ретроспективно-русского стиля.

Во время I мировой войны Местковичи оказались на линии фронта. О том времени напоминает мощный дот прямо за церковной оградой. 90 лет тому назад он держал под наблюдением перекресток пяти полесских дорог, что сходились под стенами храма.

Малая и Большая Вульки. Название Вулька на Полесье весьма распространенное. Места здесь были труднодоступные и малозаселенные. Для их обживания в Речи Посполитой крестьянам давали свободу — волю. Так и появлялись деревни «Вольки», которые на польский лад стали зваться «Вульками».

Знаменитой Малую Вульку сделали талантливые руки мастера соломоплетения Ф.К.Северина. Ни один фестиваль народного творчества не обходится без его соломенных «капелюшей» картузов и «намиток».

Житновичи. Имением в Житновичах поочередно владели Лещинский, Варваринский и базилианский монастыри. К его истории тоже прикоснулась королева Бона. От последних владельцев Рыдзевских сохранилась стародавняя конная дорога и фрагменты парка с обмелевшими канатами и прудом. Житновичская церковь построена из кирпича в народных традициях в начале 1990-х годов. В местном доме фольклора можно полюбоваться изделиями полесских мастеров вышивки и ткачества и послушать полесские народные песни. Житновичи окружены красивейшими лесами, изобилующими ягодами и грибами птицами и зверьем. Отсюда рукой подать даннического заказника «Изин».

Изин. Это имя носит и симпатичная полесская деревушка, и заповедный лес, взятый под охрану государства. Ботанический заказник «Изин» состоит из дубово-грабовых лесов, сосняков, березняков и болот. Это настоящее чудо природы, где удивительным образом сохранились реликтовые растения, которые произрастали на Полесье еще в эпоху мамонтов. Воочию можно увидеть яркий фантастический венерин башмачок, нежно-розовые цветки кадила сарматского, живородящую зубянку клубненосную и еще множество других редких растений — такова награда избравшим для знакомства с полесской природой маршрут в «Изин».

Кончицы. Кончицы — самый большой лесной массив на влажной и болотистой почве. Здесь представлено больше половины уникальных и редких для Беларуси лесных сообществ: ясенники и дубравы, кленовники и липняки, ильмовники и вязовники и др. Из 316 произрастающих здесь видов растений 114 — лекарственные. На радость грибникам здесь встречается 89 видов грибов. 14 растений и 11 животных, для которых эти леса — родной дом, занесены в Красную книгу. Побывав в этом царстве первозданной природы теплым летним днем, стоит отдохнуть на берегу живописного Кончицкого озера, а потом через деревню Кончицы отправиться к Пине.

Дубое. На пути из Кончиц в Дубое — паромная переправа. Здесь с помощью деревянной «гамарки» можно самому переправить паром с одного берега на другой. На западе от гидроузла «Дубое» протянулся Днепровско-Бугский канал, от востока к Пинску уходит река Пина.

За паромом в дубойском парке на вас накатит волна романтических легенд, переплетающихся с историческими фактами. За свою долгую историю Дубое (Дубой) побывало в собственности у Полозов, Огинских, Радзивиллов и многих других знаменитых владельцев. Давным-давно здесь находился православный монастырь, в котором несколько лет провел заступник православия преподобномученик Афанасий, игумен Брестский (1597-1648). Пинский староста Альбрехт Радзивилл подарил Дубое пинским иезуитам, которые сделали его своей летней резиденцией, устроив в бывшем замке сиротский приют. Дубое было пристанищем мученика за веру иезуитского проповедника Андрея Боболи, апостола Полесья, канонизированного католической церковью. Здесь прошло детство историка и поэта, просветителя, общественного и религиозного деятеля Адама Нарушевича (1733-1796).

Здесь в 1784 году принимали короля Станислава Августа Понятовского.

Более ста лет имением Дубое владели Куженецкие. От их блестящей резиденции эпохи барокко сохранился парк со старинной каплицей, служившей некогда костелом Святого Креста. А еще до наших дней дошла легенда о том, как в наказание за устроенный во время великого поста пир в канун Пасхи дубойский дворец вместе с безбожными хозяевами и их гостями провалился сквозь землю, и теперь ежегодно в такую же святую ночь в дубойском парке сначала появляется, а потом со страшным грохотом исчезает его призрак. В 1811 году Клотильдой Куженецкой на окраине деревни был построен кирпичный костел в стиле классицизма, который был освящен как православный храм Рождества Богородицы. Среди дубойских достопримечательностей — кладбищенская деревянная капличка XІX века, воинское кладбище немецких и русских солдат периода I мировой войны и остатки усадьбы, в которой в межвоенное время хозяйкой Марией Выжджиной была устроена сельскохозяйственная школа. Здесь можно увидеть любопытный довоенный сельскохозяйственный инвентарь, а также здание флигеля, где жили преподаватели, молочную, сторожку и мастерскую по выделке овчин. Обойдя все достопримечательности и отведав чистейшей воды из дубойской кринички, можно отправляться в обратный путь, для которого есть два маршрута: один — по воде теплоходом или катером от Дубойской паромной переправы до Пинска; второй — по старой, мощенной шестигранной «костной» дороге, переходящей в асфальтированное шоссе. На этом маршруте есть возможность по пути в Пинск заглянуть в деревню Жабчицы.

Жабчицы. Когда-то здесь было родовое гнездо Красицких. При них был построен дворец и заложен парк. В 1780-е годы здесь гостил и зарисовал усадьбу художник Наполеон Орда.

До наших дней от тех старых Жабчиц дошел возведенный в 1788 году Игнатием Красицким деревянный костел, перестроенный в 1863 году и освященный как церковь Параскевы Пятницы. Это храм из трех одинаковых по высоте срубов, увенчанных луковичкой-главкой. На втором ярусе бабинца размещена звонница. В Жабчицах есть любопытный этнографический уголок, оформленный в клубе-музее. Здесь собраны традиционные для Полесья предметы быта: долбленые из дерева, сплетенные из лозы и соломы, склепанные из дощечек посудины разного назначения и многое другое.

Гончары. Из Жабчиц рукой подать до Гончаров - старинного села, которое известно еще со времен пинского князя Федора Ярославича, подарившего здесь в 1502 году дворище Ерашковское священнослужителю собора Святого Дмитрия в Пинске. В этой деревне впоследствии находилась собственносгь Варваринского монастыря, затем базилианского, а позднее — Богоявленского. Так из века в век переплеталась история Гончаров и полесских православных святынь. А в 1990-е годы здесь появился уникальный храм – единственная на Полесье частная православная церковь. Ее построил своими собственными руками на своем личном подворье местный житель Григорий Максимович Бондич. Мини-храм в Гончарах приписан к приходу Свято-Вознесенской церкви в деревне Ставок.